JESTER.BY » Материалы за Сентябрь 2012 года

Грязь. Глава 8. Больница

После Артёма Катя не бросала попытки найти парня, хотя не надеялась на серьёзные отношения. Она ощущала потребность в любви, а уж как дальше сложится было бы видно. Как в одной еврейской поговорке: «Сначала мы съедим твоё, а потом каждый съест своё!». В данном случае съесть придётся сердце другого человека и его чувства к тебе, а свои закрыть на большой амбарный замок до лучших времён.

В период зимних каникул Катя познакомилась с парнем из школы. Его звали Сергеем. Они вместе работали в зимнем лагере для школьников. Катя помогала по столовой, чтобы ухватить лишний паёк, а Сергей - потому что заставили. В последней учебной четверти он получил много оценок "неудовлетворительно" за поведение, и в наказание ему назначили работу по школе во время каникул. Сергея это очень злило, и он постоянно проходил мимо Кати со сдвинутыми бровями. А что тут хорошего? В 10-ом классе, когда все твои сверстники на каникулах спят пока не надоест, смотрят телик с утра до ночи, режутся в компьютерные игры, пьют пиво в подъездах и зажимаются с девчонками в этих же подъездах, ты обязан вытирать целый день слюни младшеклассникам и водить их из класса в столовую и обратно!

Кате Сергей понравился сразу, хоть и вид у него был грозный. Во взгляде угадывались большие требования к будущему, что было редкостью в их окружении. Ровесники Кати в основном торчали дома и ничего не хотели от завтрашнего дня. Как-то раз Катя услышала, как Сергей рассказывал своему другу в столовой, что он решил купить мотоцикл и уехать отсюда летом. Это ей очень понравилось: хоть и беспечно («А если дождь!» – думала Катя), но так романтично. Она прям представляла, как обнимает Сергея ногами за талию, держась руками за багажник мотоцикла, и они мчатся навстречу восходу солнца и ветер с востока несёт запах свободы…

Каникулы подходили к концу, и Кате нужно было срочно что-то делать, а то «уйдёт карась на нерест и поминай, как звали!». Она придумала простой план. Класс, за которым следил Сергей, обедал в определённое время. Катя решила, что когда на столы будет накрыто, она сама сходит в кабинет и позовет их на обед, а пока Сергей будет вести детей, они как раз и поговорят. Так и получилось.

На следующий день Катя подкрасилась остатками маминой косметики, надела кроссовки, хотя на улице был дикий мороз, покривлялась перед зеркалом и приступила к исполнению намеченного. «Мужика сначала нужно захомутать, а потом уж из него можно и верёвки вить!» – слышала она где-то. Завоевание прошло быстро и безболезненно. Зайдя в класс, она объявила, что в столовой для 3 «А» уже всё накрыто и можно идти кушать. Малыши сорвались с мест и понеслись по коридорам, а Сергей уныло засеменил за ними.
– Меня Катя зовут – твёрдо начала она.
– Меня Сергей.
– Нравится работа на каникулах?
– Ты чё сдурела?! Тут от тоски помереть можно! – удивился Сергей.
– Ну да.
– Так ты ж вроде тут добровольно. В столовой, типа, помогаешь, – раскусил сразу Сергей.
– Мои подруги поразъезжались, чё дома без дела сидеть? – безбожно врала Катя, про себя подумав: «Какая осведомлённость! Прекрасно! Пусть думает, что я хозяйственная и меня хлебом не корми, только дай у плиты постоять!»
– Ну бывает, – без интереса промямлил Сергей.
– Как мотоцикл? – продолжала разговор Катя.
– А ты откуда знаешь?! – удивлённо спросил он.
– Слышала, как ты своему другу про него рассказывал.
– Ааа. Мотоцикл хреново. Чё-та зажигание барахлит. Плохо заводится, – уныло бормотал Сергей.
– Слушай, завтра последний день каникул, давай, может, прогуляемся вместе, – сразу с места в карьер решила Катя.
– Ну не вопрос. Давай возле школы в пять.
– Договорились!
«Ну вот, дело в шляпе!» – подумала Катя про себя и улыбнулась на прощание.

Вечером она одолжила у Светки крутые осенние сапоги и лёгкую дублёнку. На последние карманные деньги купила колготки и достала из шкафа своё лучшее платье. Платье было лёгкое и совсем не предназначенное для зимних прогулок. «Красота требует жертв!» – сказала себе Катя. Смысл этих слов она , к сожалению, поняла гораздо позже.

Опоздав на десять минут, как приличная девушка, Катя подошла к школе, но Сергея там не увидела. Простояв полчаса, она порядочно замёрзла, поэтому стала танцевать на месте, приговаривая: «Все мужики козлы! Все мужики козлы! Все мужики козлы!» Шли минуты, а Сергея всё не было. Становилось всё холоднее и холоднее, Катя уже плохо чувствовала кончики пальцев. Она твёрдо себя подбадривала и убеждала: «Ну, может, что-то случилось. Скоро должен быть. У него есть мотоцикл, а мне позарез нужно отсюда уехать этим летом!» Через полтора часа ожидания, девушка, наконец, призналась себе, что вряд ли Сергей придёт и ждать дальше нет смысла. Ссутулившись и проклиная всё на свете, Катя медленно пошла домой.

Утром у неё поднялась жуткая температура и безумно заболела спина. В туалет сходить было просто невозможно. Градусник показывал 39,5, её трясло и звенело в голове. Поскольку дома у Свердловых медикаментов особо не было, мать сразу вызвала скорую. В приёмнике скорой помощи после осмотра, врач сразу же поставил диагноз: «Пневмония и подозрение на цистит. Ложите в стационар срочно!»

Оказалось, что Катя с ослабленным иммунитетом и правда схватила пневмонию. До цистита дело не дошло, это был пиелонефрит, от чего Кате, правда, было всё равно не легче. Пичкали таблетками, капельницами, заставляли сдавать кучу анализов. Кормили хорошо, единственное, что без соли. Не полагалось больным мочевыводящих путей есть соль, хотя это и не сильно расстраивало Катю.

В больнице она подружилась со многими. Соседка по палате была очаровательной старушкой, которая постоянно угощала Катю конфетами, рассказывала интересные истории и называла её «внученька». Тут было много разных людей: от случайно заболевших, до специально симулирующих. Особенно Катю поразил мальчишка 4-х лет. Мальчика звали Филипп, и он жил в больнице безвыездно. Ему требовалось ежедневное переливание крови, поскольку одна из почек у него отказала, а вторая была на последнем издыхании. Донора найти не могли и врачи прогнозировали, что мальчик без пересадки проживёт не больше года. Филипп знал об этом и ничуть не боялся смерти. Может, потому что не понимал, что это такое на самом деле, а может, оттого, что устал каждый день быть на волосок от гибели. Руки у этого малыша были исколоты как у последнего наркомана. Проводить гемодиализ (переливание крови) нужно было в течении 3-х часов каждый день, от этого шрамы плохо заживали и оставались яркими синими дырками на венах. Филиппа все очень любили, поскольку более жизнерадостного и общительного мальчишки никто в жизни не встречал. Каждое утро он просыпался раньше всех и проходил по всему отделению, тихонько будя каждого. Он знал всех поимённо, и поэтому проснуться утром каждому больному было в радость. Представьте, когда вас утром нежно будит маленький улыбающийся мальчик. Филипп часто просил телефон, чтобы поиграть в игры, и никто ему не отказывал. Он был вежлив, добр и безумно улыбчив. Это было маленькое чудо, у которого не было отца, а мать пила, из-за чего её лишили родительских прав и мальчика поселили в больнице. Все прекрасно понимали, что ему остался один год и никто не сможет его спасти. Люди выписывались, но приходили обратно в больницу и приносили пакеты с подарками. А Филипп плакал от счастья и просил его обнять.

«Как страшно, когда такое чудо должно погибнуть, а мы ничего не можем сделать, чтобы это предотвратить…» - думала Катя.

С тех пор она перестала себя жалеть.

Книга "Грязь", 28 сентября 2012
Автор: Jester, Опубликовано: 28-09-2012, 18:39, Просмотров: 1401Читать полностью

Грязь. Глава 7. Сон

Так получилось, что Катиного отца в эти выходные дома не было. Он сказал, что уехал с Михалычем на рыбалку. Сам он, конечно, поехал в Нижний, к своей подруге Вале, с которой периодически трахался, когда ему надоедало с женой. Мать была на дежурстве, и Катя осталась предоставлена самой себе. Конечно, уборка и ужин, который необходимо было сделать для всех, не отменялись, но побыть одной дома для Кати было настоящим праздником. Сделав уроки и быстро разобравшись с семейными хлопотами, Катя села в раздумьях о том, чему посвятить свободный выходной. Хотелось позвонить Светке и пригласить её в гости, но она стеснялась. Катя всегда стеснялась своего дома. По сравнению со Светкиным, тут не было шикарной мебели, красивых обоев или ещё чего-то, чем могла похвастаться её подруга. Гости отпадали. Катя решила посвятить день себе.

Постояв под тёплым душем и выпив стакан горячего какао, Катя села за книжку. Книжка была про войну в Афганистане. Сюжет быстро ей наскучил, и глаза стали слипаться. «Подремлю пол часика и встану», – подумала Катя и выключила настольную лампу. Через несколько минут она провалилась в удивительный сон.

Сон начинался с того, что она стоит в огромном вытянутом коридоре со множеством дверей. Внезапно появившийся рядом клоун торжественно произносит:
– Только сегодня и только у нас, вы сможете заглянуть в будущее!

Катя опешила, во-первых, от такого количества дверей, а во-вторых, от громкого голоса клоуна, который без остановки бегал, смеялся и поочерёдно открывал двери в коридоре, приглашая Катю посмотреть, что там находится. Коридор был весь ярко белого цвета, настолько яркого, что приходилось жмуриться от света. Белым было всё, потолок, пол, стены между дверями. От этого создавалось впечатление, что двери просто парят в невесомости. Катя не решалась последовать за клоуном. Она с детства не любила их и боялась.

Однажды, когда она была совсем маленькой, отец повёз её в Нижний. Погуляв по городу, они решили зайти в цирк. Представление было прекрасное! Кате понравилось абсолютно всё: акробаты, тренированные мартышки, львы, метатели ножей и даже фокусник. Но когда на сцену вышел клоун, то она заплакала и попросила отца уйти. Но деньги за билет были заплачены, и пришлось досмотреть до конца. Катя плакала и закрывала лицо руками, топала ногами, но отец был непреклонен. В середине выступления клоун заметил девочку в 3-ем ряду, которая половину представления просидела, закрывая лицо руками. Он подошёл и попросил разрешение у отца, взять девочку на сцену для номера. Сергей, конечно же, согласился, и плачущую навзрыд Катю потянули в центр арены. Клоун мгновенно извлёк из коротких штанин конфету и всучил ей, отчего Катя убрала руки от лица. Не культурно же, отвергать подарки! Клоун, воспользовавшись этим стал корчить рожицы, падать и кривляться. Катя просто стояла и смотрела на это с широко раскрытыми глазами. Мимика клоуна, усиленная макияжем, плюс его резкие движения, смех и одновременно слёзы, так поразили девочку, что по дороге домой она молчала и лишь под конец задала единственный вопрос: «Папа, а почему тому дяде так плохо?»

Клоун, который бегал во сне был безумно похож на того актёра из цирка. Катя не двигалась и внимательно смотрела, как с неимоверной скоростью он перемещается по коридору и открывает разные двери. Набравшись смелости, она спросила:
– Кто вы такой?
– Я твой СТРАХ. Именно страх гонит нас в будущее. Сегодня я буду твоим спутником и швейцаром. Ты сможешь посмотреть возможные варианты своего будущего, а что выбрать - решать тебе! – громко протараторил он и залился противным смехом.

Катю это успокоило, и она шагнула к первой двери. Клоун мгновенно оказался рядом и с учтивостью открыл перед ней дверь.
За первой дверью была картина её дома, точнее, сцена в зале. Где отец сидел на диване, а она, стоя на коленях, делала минет. Катя, увидев себя со стороны, заметила, что тут она гораздо старше. На ней юбка синего цвета, такие юбки входят в комплект формы билетных кассиров на вокзале. Она это знала, поскольку такую юбку когда-то носила мама. Отец, совершенно разжиревший, держал в одной руке бутылку пива, в другой пульт от телевизора. Внезапно, размахнувшись, он ударил бутылкой Катю по голове со словами: «Медленнее, сука!» Дверь мгновенно закрылась. Клоун громко гаркнул:
– СМИРЕНИЕ! – и обратно противно захихикал.

Катя отошла от двери и направилась к следующей. Там она увидела свою ванную, точнее, как она сама в этой ванной держит в руках большую верёвку. Дальше героиня принесла табуретку и стала мастерить себе петлю. Завязав верёвку за крюк крепежа люстры, девушка стала на табуретку и затянула узел на шее. В момент, когда она выбивала табуретку у себя из под ног и послышался хруст натягиваемой верёвки, дверь снова резко захлопнулась.
– РАЗОЧАРОВАНИЕ! – продекламировал клоун.

Катя пошла дальше. За следующей дверью она увидела знакомую улицу. Это часть проспекта в Нижнем, где постоянно крутилось много людей. Там стояло много девушек, к которым подъезжали машины. Машины останавливались, девушки садились внутрь и уезжали. Это были проститутки, Катя заметила себя среди них. Высоченные каблуки, фиолетовые колготки, кожаная чёрная мини-юбка и курточка «в облипку», под который был только лифчик. Яркий макияж и блондинистые длинные волосы. К ней подъехала машина, и водитель громко проревел: «Сколько отсос?» «Соточка, приятель», – выпуская дым из ярко накрашенных губ, ответила Катя. «Я тебе не приятель и отсосёшь ты за полтину! Садись быстро или сниму другую!» – сказал водитель. Катя села в машину и дверь обратно захлопнулась.
– ЗАБЛУЖДЕНИЕ! – торжественным тоном изрёк клоун.

Картины, которые Катя увидела за предыдущими 3-мя дверями, настолько её испугали, что она не решалась идти дальше.
– Не бойся. Ты видишь в будущем, то чего боишься. Если не будешь бояться, то сможешь открыть другие двери – впервые ласково заговорил клоун. Эти слова, словно по-волшебству, рассеяли страх, и она смело шагнула к 4-ой двери.

За дверью была картина пляжа. Жёлтый песок и бескрайняя гладь голубой воды. Шум волн и запах морского ветра доносились оттуда. Невдалеке стоял маленький домик, возле которого сидела, уже повзрослевшая Катя, в большой белой шляпе от солнца. Из-за дома выбежал малыш в белой маечке и штанишках. Он босиком, неуклюже подбежал к ней и плюхнулся рядом в песок. Катя, схватив его, стала его щекотать со словами: «Ах ты, маленький негодник! А где твой папа?» «Я тут, Милая!» – раздался голос сзади. И она увидела высокого загорелого мужчину с белоснежной улыбкой, который тащил лодку по песку к берегу. «Я починил её, не хочешь поплавать?» – спросил он. Она села в лодку, и они втроём поплыли к горизонту. Лодку немного покачивало, и яркое солнце нежно припекало своими лучами.

Не дождавшись, чтобы клоун закрыл дверь, Катя шагнула за порог и мгновенно проснулась.
– Проснись, сучка! Тебя разбудить невозможно! Я уже думал тебя пиздить! – выдохнув перегаром, прохрипел отец.

Катя поняла, что волны, которые ей приснились, были на самом деле просто тряской пьяного отца, который хотел её разбудить.
– Сегодня мы с Михалычем вернулись пораньше, а поскольку твоей дуры матери дома нет, то сегодня ты опробуешь 2 ствола одновременно. Я пообещал Михалычу познакомить его с твоим ротиком и сам не откажусь, конечно! – сказал отец, пьяно улыбаясь и таща дочь в зал, где уже с расстегнутой ширинкой на диване сидел Михалыч.

Становясь на колени и заплетая волосы в клубок, Катя твёрдо знала, в какую дверь она теперь хочет войти…

Книга "Грязь", 27 сентября 2012
Автор: Jester, Опубликовано: 27-09-2012, 18:27, Просмотров: 1649Читать полностью

"По живому. Сука-любовь"

Лилия Ким

Это не смешно. Читаешь и думаешь: "Ну неужели перенести ругань на бумажные страницы и суметь все это опубликовать и пустить в массы - это творчество?" Не мне судить, но перенесено, опубликовано, пущено.

Просто написано. Только когда страницы перевалили за половину, я перестала подозревать автора в банальности. Лишь к концу повествования разревелась и решила, что нечего умничать, ведь настоящие вещи, как бы описаны ни были, настоящими и останутся.

Спойлера от меня не дождётесь. Кстати, я надеюсь, завидев название книги, вы сразу включили Михея. Он здесь будет лейтмотивом. Итак, что есть "по живому"? Это любовь, которая превозносит и болит, да простите меня за банальщину.

"Потом мы долго извинялись за всё зло, что невольно причиняем друг другу. Конечно же, поделились планами на старость. Оказалось, что они у нас совпадают. Мы собираемся безмятежно лепетать маразматическую чушь, сидя в двухместной инвалидной коляске. Валера пытался было возражать против двухместной коляски и незаметно снова начал бухтеть, что он вообще до этого счастливого времени не доживет, потому что уже так задолбался, что готов ползти на кладбище своим ходом, минуя крематорий…"

Не могу советовать книгу, но рада, что прочла. Имхо.
(пойду Михея послушаю)
Автор: art-julia, Опубликовано: 26-09-2012, 23:51, Просмотров: 1320Читать полностью

Грязь. Глава 6. Настоящая любовь

Катя не верила в любовь. Точнее говоря, верила раньше, но перестала. Произошёл один случай, после которого вера в это светлое чувство надолго покинула её сердце.

В 9-ом классе Катя познакомилась с мальчиком, его звали Артём. Паренёк был худощавого телосложения, среднего роста. Тёмные глаза и слегка смуглые черты лица сразу привлекли внимание Кати. Артём только переехал из другого города и многие девушки положили на него глаз. В его поведении чувствовалось абсолютное мужество и спокойствие, что дико чаровало всех без исключения. Отец Артёма был военным, а мать воспитателем. Военная карьера отца заставляла семью Артёма часто переезжать из города в город. В одной школе он учился не больше года, и снова приходилось переезжать. От этого развился талант быстро знакомиться с людьми и завоёвывать к себе доверие. Учился Артём отлично, особенно хорошо ему давалась математика, что сразу покорило Катю. Ещё Артём умел играть на гитаре и имел довольно необычный, трогающий душу голос. В общем, мечта, а не парень, по меркам Кати, да и многих девочек в классе.

Сразу после появления нового мальчика в классе, поползли слухи и сплетни. Каждая девочка пыталась выдумать легенду, которая бы отмела всех соперниц. Одноклассницы писали псевдо-любовные записки, которые якобы прислал Артём и хвалились друг-другу, что «именно её, а не какую другую девочку он сегодня пригласил на свидание». В итоге через неделю вся женская половина класса переругалась. В пылу драки за парня, девочки перестали обращать внимание на самого Артёма.

Артём, тем временем, наблюдал за поведением своих одноклассниц и делал соответствующие выводы, которые были известны лишь ему одному. Катя часто видела со стороны, как он внимательно смотрит на ту или иную ссору девочек, по его реакции было ясно, что он в такие ситуации попадает каждый год и происходящее для него явно не ново.

– Привет! – раздался неожиданно голос Артёма.
– Здравствуй – заливаясь краской, ответила Катя.
Личное знакомство произошло в столовой, между 4-ым и 5-ым уроком, на большой перемене. Катя, как обычно, помогала по столовой, в надежде, что после обеда младшекласников что-нибудь останется перекусить. В животе жутко урчало, от чего взгляд её был направлен на огромное количество деревянных столов, и она совершенно упустила из вида, что сзади к ней кто-то подошёл.

– Я слышал, ты неплохо разбираешься в математике, не могла ли ты мне помочь? – спросил Артём, косясь на грязную тряпку в руках Кати.
На самом деле Кате математика давалось трудно, но она стойко «зубрила», придерживаясь одному правилу: «Если не можешь понять – выучи!».
«Господи, ну что за невезуха?! Почему не русский или биология? Почему парней всегда интересует только математика? Как будто других предметов нет!» - взмолилась про себя Катя, но в ответ лишь сказала:
– Да, конечно. Присядь вон там, где чисто, а я сейчас закончу и подойду.
Артём послушно отошёл к чистому столу и достал тетради. Катя тем временем лихорадочно домывала последние столы, совершенно забыв про голод. Она сгребала в корзину всё, что в другой момент могло бы послужить ей хорошим обедом. Её волновало лишь одно, что она глупо выглядит в этом переднике с тряпкой в руке. Через несколько минут она подошла к столу, за которым сидел Артём.

– Ну что начнём? Что тебе непонятно? – пытаясь придать своему голосу максимальную незаинтересованность, спросила она.
Через несколько минут общения Катя, как говорится «поплыла». Артём был настолько обворожительно умён и привлекателен, что у неё ни осталось, ни единого шанса на сопротивление. Его руки, глаза, голос и речь, опускали Катю в какой-то ванильный туман, из которого невозможно было выбраться. Так они просидели всю большую перемену. Катя ни помнила, ни одного слова из их разговора, но находилась под таким сильным впечатлением, что и последний урок просто просидела «летая» в своих мыслях и фантазиях. В конце урока Артём совершил просто поражающий поступок, который от него никто не ожидал. Он подошёл и сказал фразу, которая решила всё. Артём сделал это не достаточно громко, чтобы ни привлекать излишнего внимания, и не достаточно тихо, чтобы этого не услышали другие воздыхательницы:
– Пойдём погуляем после уроков.
Это был не вопрос. Он не спрашивал – он утверждал, как настоящий мужчина он брал, то, что ему хотелось, хотя в тот момент это было совершенно не важно. Все девочки замерли от неожиданности, и в классе на несколько секунд повисла гробовая тишина, которая ожидала лишь одного, Катиного ответа.
– Да, конечно – смущённо произнесла Катя. А что ей ещё оставалось ответить?

Далее всё развивалось очень быстро. Очень скоро во всей школе Катя с Артёмом приобрели статус «встречаются». В школу и из школы они шли за ручку, каждую перемену проводили вдвоём, причём Артём всегда что-то рассказывал, а Катя хихикала, прикрывая рот рукой. Короче говоря, это была классика первой любви, которая никогда не забывается. Катю расстраивало лишь одно. В том момент, когда они целовались, она никак не могла выкинуть из головы своего пьяного отца и его ежедневные пытки с минетом. И она почти решилась рассказать Артёму об этом, но произошло обстоятельство, после которого это перестало иметь смысл.

Учебный год подходил к концу. На улице бушевала жаркая весна и Катя почти поверила, что теперь её жизнь наладилась и ничего не сможет помешать ей выбраться отсюда. После этого учебного года Катя и Артём договорились тайком поступить в колледж в Нижнем, где якобы жил дядя Артёма, который обещал помощь на первое время. Жизнь была наполнена красочными перспективами, свободой и голубыми мечтами.

На носу был последний звонок, после которой все договорились идти к Светке. Её родители как раз уехали из города. Мальчишки взяли спиртного, гитару и всей шумной компанией двинули к однокласснице домой. Гуляли довольно долго, пили, пели, танцевали, рассказывали разные смешные истории, короче было довольно мило и весело. Но тут Катя почувствовала, что за руку её тянет Артём. Он шепнул ей на ухо:
– Пойдём, я хочу с тобой поговорить.
Они вышли в отдельную комнату. Артём закрыл дверь на ключ и обернувшись, посмотрел на Катю пьяными глазами. Катю это немного испугало, но, стойко выдержав его взгляд, она спросила:
– Артём, в чём дело?
– Не в чём, я просто хочу, чтобы ты разделась.
– Я не буду этого делать! – твёрдо ответила Катя.
– А не будешь, я сам тебя раздену! – прошипел Артём и бросился стягивать с Кати одежду.
– Артём, что с тобой?! – отбиваясь, кричала Катя.
– А ни чего! Я устал ходить за тобой, как малолетка! Ты думаешь, я год мурыжил эту канитель с отношениями, чтобы в последний вечер ты мне не дала?! Или ты думала, что это настоящая любовь? Я завтра уеду навсегда из этого грёбаного города, но перед этим ты возьмешь в рот, а после этого я тебе вставлю!
– А как же наши планы, как же будущее? – умоляющим тоном говорила Катя, надеясь, что всё это лишь плохой сон и скоро она проснётся.
– А никакого будущего не будет сучка! Я тебя трахну, вот и всё будущее. Я видел как ты классно делаешь минет. Да я наблюдал за твоим домом. Шторы у тебя не отличаются особой непрозрачностью, так что я думаю я не один в курсе, как ты каждый вечер здорово строчишь своему папаше за обе щеки!

Артём навалился всей силой, но Катя хорошо знала, как обращаться с пьяными мужчинами и, двинув ему между ног, она выскочила из комнаты.

В тот вечер она бежала домой, оставляя позади слёзы, срывавшиеся с её ресниц и настоящую любовь, в которую она поверила, поверила всей душой…

Книга "Грязь", 25 сентября 2012
Автор: Jester, Опубликовано: 25-09-2012, 18:34, Просмотров: 1397Читать полностью

Грязь. Глава 5. Бессонница

Близились новогодние праздники. До зимних каникул в школе оставалась последняя неделя. Катя исправно посещала все занятия, хотя добираться до школы из-за снега было всё труднее. Зимой она ходила в маминых сапогах, которые давным давно разлезлись и выглядели не самым лучшим образом. Ну а что поделаешь? Зато тепло!

В окнах, там и сям, были видны гирлянды и новогодние фонарики. Дома у Свердловых новогодняя ёлка и украшения были не приняты. Отец всегда говорил, что это еврейская традиция, которой в этой семье никто следовать не будет. Откуда он это взял никто не знает, но на новый год ни разу в доме не было ёлки.

Так получилось, что у отца уже 2-ую неделю жутко болел живот, а точнее мочеточный канал. Из-за неправильного образа жизни и питания, образовались довольно большие острые камни, которые, как раз под новый год, решили покинуть организм Сергея. Камни шли долго и болезненно, раздирая всё внутри. Унитаз постоянно был красный от крови, а в доме ни на минуту не прекращались его стоны. Из-за этого никто не мог спать и спокойно проводить время дома. Сергей постоянно что-то требовал и практически всё время проводил в туалете.

«Так ему и надо! Может теперь хоть стоять не будет!» - думала Катя. От искренней ненависти к отцу Катя улыбалась каждый раз, когда из соседней комнаты раздавались крики. Катя считала что эта «кара небесная», хотя в бога она не верила. Даже трудно было представить, во что она верила на самом деле. Единственное, что она знала с уверенностью, что рано или поздно покинет этот дом навсегда.

После первой бессонной недели Катя начала замечать за собой необычные вещи. Голова постоянно кружилась, и тело находилось в мягко-расслабленном состоянии. «Наверное, так чувствуют себя после травки» - думала она. Катя стала замечать за собой, что часто задумывалась. Причём задумывалась о какой-то глупости и впадала в состояние сродни комы, когда вокруг ничего не существует, кроме одной нитевидной мысли. Изредка на неё нападало состояние паники. Тогда Катя пыталась спрятаться от людей, которые случайно могли увидеть её со стороны. Расширенные зрачки, ледяной пот, скатывающийся по спине, спутанные мысли и резкие бессмысленные движения конечностей тела.

В школе рассказывали историю про бывшего учителя биологии, который сошёл сума от бессонницы. Ему казалось, что всё окружающее его пространство, кишит бактериями и микробами, которые во время сна беспрепятственно проникают в организм человека. Сначала он просто начал носить респиратор. Это было как раз после зимних каникул, когда началась эпидемия гриппа, поэтому никто не обратил на эту «странность» внимания, хотя никто респираторы в школе не носил. «Ну он биолог – ему виднее!» - говорили про Николая Ивановича. Дальше было лучше! Перед входом в кабинет, он положил на пол тряпку с дезинфицирующем раствором, из-за чего всем школьникам нужно было разуваться и снимать носки, после этого становиться на мокрую тряпку, и уже после проходить к умывальнику. Да, руки нужно было мыть обязательно, по локоть, каждый раз, когда кто-либо заходил в кабинет. Если, не дай бог тебя, вызывали к доске, то руки приходилось мыть 2 раза, до и после. Поскольку вода в кабинете была только холодная, а зимой в школе отопление было не очень, то многие, после нескольких таких уроков «биологии», быстро попадали на больничный. Потом было ещё лучше! Николай Иванович запретил носить домой учебники и строго-настрого приказал оставлять их в классе. Учебники он обрабатывал дез раствором после каждого урока. Не известно куда бы это всё зашло, если бы однажды утром, его не нашли в лаборантской мёртвым. Николай Иванович повесился, оставив записку с довольно странным содержанием: «Они повсюду! Они проникают в меня! Я не могу больше сопротивляться!». Позднее выяснилось, что преподаватель просто сошёл с ума от бессонницы и на пике своего безумия затянул петлю на шее.

Катя тоже начала замечать за собой различные навязчивые идеи. Всё чаще ей казалось, что за ней следят. Когда она сидела дома и готовилась к занятиям, ей казалось, что кто-то смотрит в окно. Она зашторивала окна, но ощущение не проходило. По дороге в школу и из школы, ей мерещилось, что кто-то идёт за ней. Она часто оборачивалась, но никого за спиной не было, хотя она могла буквально поклясться, что слышала шаги. В школе ей казалось, что кто-то постоянно смотрит ей в спину, от чего она не могла сосредоточится и постоянно переспрашивала у учителя последнее предложение. Подруги стали волноваться за здоровье Кати: «Ты такая бледная! С тобой всё в порядке?» - спрашивали они попеременно. На что Катя отмахивалась и просила не обращать внимание. «Девочки, конец четверти, а мне ещё много чего нужно подтянуть. Жутко не успеваю!» - стандартно отвечала она. Все понимали, что дело явно не в этом, но и вопросами докучать не хотели.

Однажды утром, после очередной бессонной ночи она почувствовала себя необычайно хорошо, что даже немного испугало. Выпив утром крепкого чая, она быстро собралась и выбежала на улицу. Но, сделав первый шаг, поняла, что что-то не так. Асфальт возле её дома был мягким. При каждом шаге, нога по щиколотку опускалась в тёмно-серый настил. «Неужели ночью залили новый асфальт? Зачем это делать зимой?» - думала Катя, не понимая, почему в тех местах, где не было снега, твёрдая структура асфальта была похожа на пластилин. Через несколько шагов начала кружится голова. Головокружение было настолько сильным, что Катя села на корточки и обхватила голову руками. Проходившая мимо соседка заметила это и подошла к Кате: «Чего это ты тут расселась?! В школу опоздаешь! Ух ты господи, а чего ж ты такая бледная?» - спросила соседка. На что Катя смогла только медленно покачать головой. «Ну ничего-ничего, бывает!» - сказала соседка и стала растирать ей лицо снегом. Через несколько минут румянец вернулся и Катя себя почувствовала немного лучше. «Ну вот видишь! Стало полегче? Беги давай, а то скоро звонок прозвенит!». Катя поблагодарила соседку и побежала в сторону школы. Войдя в тёплый холл школы, головокружение началось вновь. Но ощущения были немножко другие. Подходя к гардеробу Кате казалось, что все в холе показывают на неё пальцем и тихо переговариваются. Почувствовав панику, Катя быстро повесила вещи и побежала по лестнице к своему кабинету.

Первым уроком была математика. Катя была хорошо подготовлена, но чувствуя, как всё плывёт перед глазами, села за последнюю парту, чтобы не привлекать внимания. Урок начался. В кабинет зашёл преподаватель и попросил всех садиться. Математика звали Григорий Степанович, который был достаточно молод для должности учителя, но из-за нехватки кадров… сами понимаете, приходилось обходиться тем что было. Он сразу заметил, что Катя сидит не на своём месте и попросил её пересесть: «Свердлова, ты чёго зашилась в такую даль, тебе ж там ничего не видно. Ну-ка быстро пересядь поближе!» - командным тоном, сказал Григорий Степанович. Катя медленно пересела ближе.

Начался урок с проверки домашнего задания. «К доске пойдёт… к доске пойдёт… О! Свердлова! Тебе как раз нужно закрыть последнюю тройку по контрольной. Давай бегом к доске!». Катя ошарашено встала с места, понимая, что вот-вот потеряет сознание. Держась за края парт, с тетрадкой под мышку, она пьяным шагом подошла к доске и начала писать. При этом она думала, что сейчас получит двойку и всё это из-за грёбанного отца. Она медленно водила мелом по доске, за спиной была мёртвая тишина, которая свидетельствовала лишь о том, что в классе кроме неё никто не сделал домашнее задание. Закончив писать, она отошла от доски и твёрдо сказала: «Готово!». Класс брызнул со смеху, а преподаватель нервно схватился протирать свои очки.

Одноклассники показывали пальцем и закрывали рот руками. Только лишь Светка, Наташка и Танька, с бледными лицами смотрели на подругу. Катя бледнела и не понимала что происходит. Из комы её вывел вопрос преподавателя: «Объясни пожалуйста, что это ты тут написала?».

Катя обернулась на доску и увидела под словом «ВЫВОД» строчку, написанную крупными буквами: «СОСАТЬ БОЛЬШЕ НЕ БУДУ! ЧТО Б ТЫ СДОХ!!!».

В следующее мгновение Катя потеряла сознание.

Книга "Грязь", 24 сентября 2012
Автор: Jester, Опубликовано: 24-09-2012, 18:31, Просмотров: 1373Читать полностью

Грязь. Глава 4. Павлик наркоман

– Да ёбаный в рот! Этот «наркоша» конченный когда-нибудь отбросит свои копыта?! Как он достал выть, сука, на всю улицу! – прокричал отец из зала.

Было обычное аморфное воскресенье. Мать сидела в углу и смотрела в телевизор, хотя по мраморному лицу было понятно, что она смотрит в одну точку. Отец, развалившись на диване, тоже смотрел телевизор и пил, уже даже трудно сказать какую бутылку пива. По телику шла программа «Поле Чудес», и как раз в том момент, когда ведущий задавал финальный вопрос, из соседнего дома раздался дикий вопль. Кричал наш сосед Пашка, «Павлик наркоман» – так его звали в нашем городе.

Павлику было 20 лет, и он уже как 2 года жил один в соседнем доме. Через 2 дня, после того как Павлику исполнилось 18, его мать убили. Мама Павлика работала врачом на скорой помощи. Однажды поступил срочный вызов: «Молодой человек, 24 года. Остановка сердца. Ленина, 26. Срочно неотложную бригаду!» – проговорила оператор. Машина неотложки рванула с места в сторону указанного адреса. Бригада состояла из 3-х человек: Валерий Павлович – врач, Лариса Михайловна, мать Павлика – ассистент и Федя - водитель. Машина с визгом затормозила у дома 26 и двое врачей с реанимационной аппаратурой и медикаментами вбежали в открытые двери. Свет резко ударил по глазам, из-за чего медработники остановились в прихожей, щурясь и оглядываясь вокруг. Сзади кто-то закрыл входную дверь с обратной стороны и спустился по ступенькам в сторону машины скорой помощи. Когда к вошедшим вернулось зрение, они увидели в комнате под яркой лампой 6 молодых парней. Молодые люди молча сидели по углам и мутно улыбались. По синюшно-серому цвету лиц можно было безошибочно сказать, что это наркоманы. Обстановка была ужасная: комната была завалена бычками от сигарет, пустыми бутылками, шприцами и мусором. В углу было наблёвано, рядом с лужей на грязном матрасе лежал труп полуголой девушки. Свернувшись в неестественной позе, она закатила глаза, которые никто не додумался закрыть. «Смерть вследствие остановки сердца», – подумал Валерий Павлович. Рядом с дверью стояло ведро, наверняка приспособленное для туалета, потому как от него жутко разило мочой и чуть выше кружило облачко мух. Все обитатели сидели на полу кроме одного из наркоманов, восседавшего в большом кресле, которое было обито красной материей. С длинными чёрными волосами, худощавым телосложением и бледно-серым цветом лица, он был похож на Дракулу, царившего над безумием и ужасом.

– Меня зовут Павлик, а это мои друзья, – представился он.
«Как моего сына», – подумала Лариса Михайловна.
– Молодой человек, у кого тут остановка сердца? Нам сказали, что тут находится молодой человек в возрасте 24-х лет в критическом состоянии, – затараторил Валерий Павлович.
– Во-первых, не «молодой человек», а «молодая девушка», ваша дура операторша что-то перепутала. А лет ей действительно было 24. И не в критическом она состоянии, а в смертельном. Уже как сутки дохлая, – сказал он и засмеялся. Смех подхватили и остальные наркоманы, отчего комната наполнилась хлюпающей вибрацией. У Ларисы Михайловны начала кружится голова.
– Почему вы не вызвали бригаду, когда ей стало плохо? – с нарастающим страхом спросил Валерий Павлович.
– Батя, нам тут всем «плохо», когда нет дозы! Мы её ебали по кругу несколько недель и держали на малых дозах, чтобы копыта не дала. А в последние несколько дней она совсем плоха стала. Начала блевать, сцать и срать под себя. Нахуй она нам такая нужна? Я сказал Тохе, чтобы он ей в шприц вместо «герыча» заправил ацетона. Прикинь Батя! Ацетона! После этого она моментально отправилась к праотцам! – сказал он, и в этот раз вся компания хором заржала с такой силой, что начали дрожать стёкла.
– Тогда вам не скорая нужна, а милиция и катафалк! – с ужасом проговорил Валерий Павлович, потихоньку отступая к двери.
– Э не! Нам нужен вот тот чемоданчик, – указывая пальцем на чемодан с препаратами, который держала в руке Лариса Михайловна, сказал он.
На улице завёлся мотор, и машина скорой с визгом отъехала от ворот. Потом по ступенькам кто-то поднялся и открыл дверь.
– С машиной всё в поряде Павлик, с водилой я перетёр. Он сказал, «что сюда никогда не ездил» и «понятия не имеет, кто тут живёт», – сказал вошедший и закрыл дверь на ключ, который спрятал в карман и сел у стенки.
- Короче докторята! Нам нужен морфин, что хранится в этом прекрасном чемоданчике с красным крестом сбоку. Если морфина там не будет, то нам мамаша забадяжит какой-нибудь штын из своего арсенала. Ты Батя, можешь валить, от тебя толку никакого, а врачиха останется с нами на случай, если ты надумаешь что-то чесануть ментам. Усёк? Тоха, проводи доктора к выходу и поблагодари за выезд! – после этой речи Павлик указал Ларисе Михайловне место у стены, где была расстелена газета, на которой валялась куча шприцов.

Валерий Павлович ушёл, получив прощальный «поджопник» от Тохи, отчего скатился с лестницы, но, быстро оправившись, побежал куда глаза глядели. Закрывшись дома, он просидел сутки с бутылкой водки, терзая себя решением идти в милицию или нет. Через 2-е суток он подал заявление, но было уже поздно. Когда милиция приехала по указанному адресу, наркоманов уже не было. В комнате остались только 2 женских трупа. Первый труп почти разложился и, вероятно, принадлежал той девушке, которую наркоманы убили ацетоном, а второй был Ларисы Михайловны, её смог опознать сын Павлик.

После смерти матери Павлик постепенно сошёл с ума. В течении года он потерял работу на заводе и сильно запил. Закрывшись дома, он делал самогон и упивался им до потери памяти. Никаким наркоманом он не был, он был человеком, который не перенёс свалившегося на него горя. А «наркоманом» его прозвали за то, что когда алкоголь и боль в крови зашкаливал все немыслимые дозы и в голову приходили картины убийства его матери, он начинал во всё горло неистово вопить одно слово, которое слышали абсолютно все кто жил неподалёку:

- НАРКОМАААААН! НАРКОМААААН! НАРКОМАААААН!

«Бедный, как же ему больно! Скорей бы умер, чтобы не мучиться», - подумала Катя и продолжила дальше готовить «домашку» по математике.

Книга "Грязь", 21 сентября 2012
Автор: Jester, Опубликовано: 21-09-2012, 18:42, Просмотров: 2152Читать полностью

Грязь. Глава 3. Педагог

Катя училась в 10-ом классе в школе, расположенной недалеко от хлебобулочного комбината. Каждый раз, проходя утром мимо хлебозавода, она исходила слюной от запаха свежей выпечки. Дома никто не готовил завтрак: мать Кати отсыпалась после ночной смены, а отец лежал пьяный до обеда. Чтобы не голодать, Катя с 8-го класса подрабатывала в столовой. Ну, как подрабатывала, просто помогала школьным поварихам в мойке посуды и чистке картошки, за что всегда могла чего-нибудь перекусить на переменах. Государственная школа, в которой она училась, была бедна, как и все школы в городе, поэтому на обед чаще всего давали картошку с подливой и чай с бутербродом. Компьютерный класс отсутствовал - был класс, в котором стоял один единственный старый компьютер, к которому подходить было строго запрещено. Спортзала не было и вместо физкультуры дети круглый год занимались уборкой прилегающей территории. Летом убирали листья, пропалывали газоны и стригли траву, а зимой чистили снег. Кабинет химии и физики не имел ни одного наглядного пособия, потому как Павел Сергеевич, который преподавал эти предметы, сильно пил и продал всё, начиная от химических реагентов и заканчивая большой настенной таблицей Менделеева. В школьной библиотеке книги, помимо учебников, никогда не давались на дом. Если кто-то из учеников хотел подготовить доклад и реферат, нужно было с утра занять свободный стол, которых было только 2, и после уроков без освещения корпеть над потрёпанными книгами несколько часов. Отдушиной для всех школьников был уголок самодеятельности, который курировала Виктория Васильевна. Это единственный педагог, который хотел научить детей добру и развить их таланты. Кабинет Виктории Васильевны никогда не пустовал: тут всегда была толкучка из школьников, которые готовились к разнообразным выступлениям и праздникам. Виктория Васильевна работала на 2 ставки и должности её звучали так: «педагог-организатор» и «психолог». Она был последним защитным плацдармом для детей из неблагополучных семей, которых, кстати, было большинство. Удивительный талант Виктории Васильевны заключался в том, что она могла найти подход к каждому ученику и знала всех поимённо. К ней всегда можно было обратиться с любой проблемой или просто прийти поговорить.

Катя очень любила Викторию Васильевну и часто ей помогала в школьных делах. Нужно собрать агитбригаду к 1-му мая? Нет проблем. Нарисовать стенгазету или помочь в оформлении актового зала? Тоже без вопросов. За несколько лет они очень сдружились и проводили время вместе каждую свободную минуту. Катя часто засиживалась в кабинете у учителя, после чего дома её за это всегда ждал сильный нагоняй.

Однажды Виктория Васильевна сказала Кате перед уроками: «Катюш, что ты сегодня делаешь после уроков? Ничего? Хорошо, тогда я сегодня приглашаю тебя к себе в гости, у меня сегодня День Рождения». Катя была ошарашена таким внезапным приглашением. На большой перемене она сбегала в ближайший универмаг и купила букет цветов на скопленные карманные деньги.

После уроков они вместе пошли к Виктории Васильевне домой. До этого Катя никогда не бывала у неё в гостях и была приятно удивлена тому, с каким вкусом была обставлена квартира её педагога. Заметив восхищение в глазах Кати, Виктория Васильевна скромно отшутилась: «Я же одна, детей у меня нет, куда мне тратить деньги? Только в обстановку квартиры и остаётся». Тут были и великолепные ковры и необычайно красивая старинная мебель из тёмного дерева. Удивительные картины висели на стенах, а в сервантах стояла блестящая посуда. Но больше всего Катю удивил шкаф с книгами. Размером этот шкаф был во всю стенку и полки располагались от пола до потолка. Создавалось такое ощущение, что этот шкаф тут стоял вместо стенки и отделял одну квартиру от другой. «Поэтому я эту квартиру и купила», - сказала Виктория Васильевна. Шкаф достался ей от старых хозяев, которые уехали заграницу и не смогли забрать книги с собой.

Виктория Васильевна усадила Катю за стол и заварила ароматный чай. Из холодильника она достала большущий торт, который, по всей видимости, сделала сама. Катюша подготовила поздравление, которое записала на бумажке во время урока, и торжественно поздравила именинницу, отчего Виктория даже прослезилась. Стали говорить о школе и о проблемах связанных с образованием. Постепенно разговор перешёл на личные темы. «Кать, я тебе кое-что расскажу, только обещай, что это останется между нами», - неожиданно попросила Виктория Васильевна. Катя утвердительно замахала головой и затаила дыхание в преддверии рассказа своего педагога.

- Понимаешь Катюш, я не всегда работала учителем. То есть по образованию я конечно педагог, но так было не всегда. Я закончила Пензенский педагогический университет и решила податься в Москву. В то время я страшно увлекалась танцами и хотела выступать на большой сцене. Прожив несколько лет в съёмных квартирах в пригороде и посетив неимоверное количество кастингов, я совершенно отчаялась. К счастью или к беде, моя московская подруга Даша познакомила меня с директором одного из ночных клубов, который взял меня на работу танцовщицей. Единственным условием у хозяина было следующее: «Перед тем, как ты начнёшь работать, милая, отдай пожалуйста, мне свой паспорт. На всякий случай, пусть он будет у меня». Паспорт я, конечно, отдала, поскольку деньги были на исходе, а платить за еду и жильё как-то нужно было. По началу работа мне очень нравилась: каждую ночь выступать перед огромной толпой народа, музыка, танцы, в общем, всё начиналось очень хорошо. Постепенно хозяин стал меня просить посидеть за столиком с его друзьями. Я ничего не делала, просто пила коктейли и мило улыбалась, при этом получая свои деньги. Потом он стал просить сопровождать тех или иных богатых друзей на различных мероприятиях - выставках, презентациях, бизнес-ланчах. Не понимаю, как это произошло, но через некоторое время моей прямой обязанностью стал эскорт богатой мужской половины Москвы. По началу спать с ними мне не приходилось, но постепенно жажда денег взяла своё, и я стала проституткой. Нет, я никогда не стояла на улице, но что моей прямой обязанностью стал секс - это факт. Через некоторое время хозяина посадили, и клуб закрыли, а меня, как мебель, передали другому хозяину за долги. Поскольку документы попали в руки моему новому хозяину, я не имела никакой возможности выбраться из этой воронки, которая неуклонно тянула меня на самое дно. Кроме клубов и проституции новый хозяин занимался наркотиками, он был родом из Чечни и зарабатывал на всём, что попадалось под руку. Но со временем и у него дела пошли туго. В конечном итоге, на окраине Москвы он купил дом с множеством комнат, куда перевезли всех девочек, включая и меня. Нас распихали по «номерам» и заставили заниматься сексом. Кормили и давали сходить в душ - всё было под охраной. Клиентов привозили круглосуточно, и трахаться приходилось по 20 часов в сутки. Многие девочки пытались бежать, за что их жёстко избивали и снова закрывали в «номерах». Так бы и закончилась моя короткая жизнь. К счастью однажды московский отдел по борьбе с наркотиками произвёл налёт на этот «публичный дом» и меня освободили из этого плена. Я познакомилась с одним парнем из оперативной группы, который забрал меня к себе, помог реабилитироваться и встать на ноги. Я очень полюбила Антона, так его звали, и всё шло к свадьбе но... Но однажды он не вернулся с задания. В перестрелке с бандитами его убили, и я осталась одна, с разбитым сердцем, без денег и желания жить дальше. Перебиваясь по разным низкооплачиваемым работам, я в конечном счёте возненавидела Москву всей душой. Собрав все накопленные деньги, я переехала в ваш город и купила эту маленькую квартирку. Такой вот путь, Катюш, мне пришлось пройти. Поэтому посоветую тебе лишь одно: «Учись и верь только в свои силы».

Виктория Васильевна снова заплакала, и у Кати тоже потекли слёзы.

В этот вечер Катя решила, что никогда не сдастся, как бы трудно в жизни ни пришлось…

Книга "Грязь", 20 сентября 2012
Автор: Jester, Опубликовано: 20-09-2012, 18:27, Просмотров: 1343Читать полностью

Грязь. Глава 2. Подруги

Каждый день Катя следовала одному и тому же маршруту: дом - школа - дом. Иногда по выходным отец ей разрешал погулять с подругами, естественно при условии, что минет ему был сделан на высшем уровне. Подруг у Кати было не много: Светка Невеличка, Наташа Похремчик и Танька Кудас - вот и все её близкие одноклассницы. Светка жила ближе всех, поэтому свободное время Катя проводила предпочтительно с ней. По выходным они вдвоём закрывались у Светки в комнате и трещали без умолку обо всём на свете. С родителями у Светки было к счастью всё хорошо. Отец, дядя Андрей, занимался частным бизнесом, имел в городе несколько торговых точек и в скором времени собирался открыть кафе. Мать Светки, тётя Люда, была на 6-ом месяце беременности, муж запрещал ей работать, и она сидела дома, в ожидании пополнения семейства. Она уже придумала имя будущему сынишке – Лёша. Хотя дядя Андрей всячески протестовал и хотел назвать сына Максимом. Как готовила тётя Люда словами описать невозможно! Начиная с супов и заканчивая любой выпечкой - мама Светки была просто шеф-повар высшей категории. Особенно здорово у неё получался «ленинградский» торт, который, как фирменный десерт, готовился по исключительным случаям. Тётя Люда любила баловать домашних всякими вкусностями, поэтому Светка уже в 8-ом классе обрела пышные формы, на которые постоянно жаловалась. «Ну кто в меня влюбится, в такую толстуху?» – постоянно спрашивала она Катю. В ответ от лучшей подруги она слышала всегда одно и тоже: «Ты самая очаровательная пышка в мире!» После чего подружки шумно смеялись и обнимали друг друга.

Светка получила правильное воспитание и среди всех своих сверстниц отличалась сдержанностью, отзывчивостью и добротой, чем многие пытались пользоваться. Мальчишки постоянно говорили: «Да «Невель» (так её называли одноклассники) даст что угодно! Хоть «контру» списать, хоть в зад поебать!» Хотя Светка до 10-го класса, одна из немногих, осталась девственницей, отчего, кстати, тоже довольно сильно переживала. Не сказать, чтобы она плохо выглядела, просто на фоне замурыженных голодом одноклассниц она резко отличалась. Но «толстухой» её никто не назвал даже за спиной, ибо «не пили ветку, на которой сидишь», или «не пили Светку, у которой одолжишь». Да, деньги в классе одалживали только у неё. Мало у кого ещё водились карманные средства.

Катя рассказывала Светке практически все свои тайны и часто просила совета. Подружка знала обо всех неурядицах в семье Свердловых, кроме минетов, конечно. Всегда сопереживала и пыталась помочь, в чём могла.

Наташка Похремчик жила чуть дальше, чем Светка. По дороге в школу Катя всегда заходила сначала к Светке, а потом они вместе шли к Наташке. Наташка жила в двухкомнатной квартире на 5-ом этаже, в отличии от своих одноклассниц, что неудивительно, поскольку квартирных домов в городе было всего три. В этой квартире Наташка жила вместе с мамой и бабушкой. Отец ушёл в другую семью, когда Наташке исполнился всего лишь годик, поэтому она его не помнила и никогда не видела. Тётя Нина – мать Наташки, работала швеёй в городском ателье, а бабушка была на пенсии и всё свободное время проводила за вязанием или у окна. Наташка одевалась лучше всех в классе. Ну как «одевалась», скорее её одевала мама, которая хорошо разбиралась в моде и имела тонкий вкус к стилю и цветовой гамме. Семья Похремчиков была строго педантична, что по семейному укладу, что по характеру. Для того чтобы Наташка вышла куда-либо из квартиры, необходимо было предупредить её как минимум за 3 часа, либо она просто не успеет подготовиться «должным образом». Училась она средненько, хотя учителя её любили. Особенным предметом для Наташки была литература. Кто-кто, а она знала все стихотворения и всегда могла с завидной выразительностью продекламировать любое произведение Пушкина, Есенина и Лермонтова. Одноклассники между собой её называли «поэтессой» и не зря: выглядела и вела себя она соответственно.

Танька Кудас жила дальше всех, поэтому подружки заходили за ней в последнюю очередь, а после вместе бежали в школу. Танька выросла в детдоме, а сейчас жила у приёмных родителей в небольшом частном доме на окраине города. Родители Тани погибли в автомобильной аварии, когда ей было 5 лет. Родственников, которым можно было бы отдать девочку на воспитание, не было. Характер у Таньки был очень сложный - сказывалось жестокое окружение и отсутствие родительской любви и заботы. Если честно, то Таня по характеру была больше мальчиком, чем девочкой. От этого недоумевали все учителя и приёмные родители. Таня курила, сквернословила, дралась с мальчиками и плохо училась. Многие её боялись, многие избегали и только Катя, Светка и Наташка смогли найти с ней общий язык. На уровне своих подруг Таня выглядела гораздо взрослее и опытней остальных. Она открыто рассказывала о том, как занималась сексом со взрослыми мужиками ради денег, о том «как нужно разводить на бабки этих лохов, потому что для этого они и созданы!» Таня, неизвестно откуда, знала всех местных бандитов и могла общаться с ними на одном языке. «Далеко пойдёт чика!» - говорили бандитские авторитеты про Таньку. Хотя в душе, она оставалась такой же ранимой пятилетней девочкой, которая в один момент осталась одна на всём белом свете. Подружки её любили, и она чувствовала с ними свою необходимость и принадлежность к обществу.

Однажды с подружками произошёл случай, который, пожалуй, они не забудут никогда.

Так получилось, что прошлый Новый Год Таньку пригласили отпраздновать на даче у её знакомых парней. Но не «кидать» же подруг? И она предложила Катьке, Светке и Наташке присоединиться к ней. «Чего вы как крысы по норам в такой праздник будете отсиживаться? Погнали на дачу! Там парни классные, сауна и бухло», - уговаривала она одноклассниц. Поразмыслив немного, договорились, что после торжественного салюта и бокала шампанского с родителями, парни заберут девчонок у городской ёлки. Так и вышло, около часа ночи молодая компания уже шумно гудела на съёмной даче недалеко от города. Ближе к трём к Тане подкатил Витёк со словами: «Танюш, нам с ребятами нужно отъехать по делу. Ты тут посмотри, чтобы твои однокашницы не напились в хлам, а мы скоро будем». Парни прыгнули в машины и скрылись в неизвестном направлении. Девчонкам было неприятно, но делать нечего - остались ждать. Через некоторое время к дому снова подъехали машины. Девочки, обрадовавшись такому быстрому возвращению друзей, выбежали на улицу с шампанским. К сожалению, это были не их парни. Точнее вообще не парни, а какие-то незнакомые мужики. Через несколько минут стало известно, что парни Таньки просто «продали» девчонок неместной братве за кругленькую сумму. Было сказано следующее: «Вы бляди, быстро разделись и в сауну, а мы с братвой пока выпьем и скоро придём вас ебать!» Ошарашенные и испуганные, девочки ушли в сауну. Светка заплакала, а Наташке пришлось дать понюхать нашатырь, чтобы она пришла в себя. Таня через несколько минут твёрдо сказала: «Так девки, никому не сцать, я сейчас всё разрулю!» Она вышла к бандитам, а подружки остались трястись от страха и паники в раздевалке. Через несколько минут Таня вернулась: «Девки, дуйте домой, вас не тронут». «А как же ты?» - спросила Наташа. «А за меня не переживайте, я вас в это замесила, мне и разгребать». Через несколько часов все девочки уже сидели по домам и, пытаясь заснуть, думали об оставшейся подруге.

Тани не было в городе несколько дней. Как позже выяснилось, она выкупила свободу подруг, ценой своей собственной и бандиты насиловали её без перерыва на протяжении нескольких суток, после чего довезли до окраины города и выкинули, как ненужный мусор. Таня лежала в больнице около месяца, девочки приходили каждый день после уроков и плакали возле её кровати. На что Таня реагировала словами: «Ну чего вы, дуры, ревёте? Вагина у меня не бумажная, до свадьбы заживёт!»

Книга "Грязь", 20 сентября 2012
Автор: Jester, Опубликовано: 20-09-2012, 10:41, Просмотров: 1669Читать полностью

Дима Олейник и Алексей Рай в Минске

...Почти целый день мне удалось провести с одним из известнейших современных поэтов - Димой Олейником.
«Возрадуйся же, Дима Олейник едет в Минск , где выступит с чудеснейшим поэтом-лириком Лешей Раем»,- именно так звучало приглашение на вечер поэзии , который состоялся 15.09.2012 г. в заведении нового формата «Дом Фишера». А поводов для радости было более чем достаточно.
Автор: Bitter, Опубликовано: 20-09-2012, 08:47, Просмотров: 2551Читать полностью

Cеминар на тему «Карьера в музыкальной индустрии»

Как часто у нас проводятся семинары, посвященные не экономическим, правовым или другим повседневным вопросам? Если Вы задумались, значит, их количество ничтожно мало или вовсе отсутствует. А если говорить о музыкальной индустрии, то этим никто практически не занимается, ссылаясь на неактуальность и ненужность.

Белорусский лейбл INSTRUMETAL иначе взглянул на этот вопрос и решил сломать устаревший стереотип. 6 октября 2012 года Генеральный Директор лейбла Дмитрий Журавский проведет семинар на тему «Карьера в музыкальной индустрии», где осветит проблемы создания собственных проектов с нуля, востребованность профессий, так или иначе связанных с музыкой, секреты продюсирования и многие другие. Информация станет полезной как новичкам, так и более опытным деятелям, поскольку 6 октября у Вас будет возможность не только услышать много интересного, но и поделиться своим примером и опытом. Впрочем, не обязательно плыть на этой волне, чтобы принять решение о посещении мероприятия: для этого надо просто чуть-чуть любить музыку. Подробности на www.instrumetal.by.

Заказ билетов и справка по телефонам:
+375 (33) 695-25-00;
+375 (29) 695-25-01

Cеминар на тему «Карьера в музыкальной индустрии»

Автор: Jester, Опубликовано: 20-09-2012, 07:14, Просмотров: 1006Читать полностью