Литература » Проза19-09-2012, 11:12
 (голосов: 1)
Автор: Matthew Jester

Ники проснулась рано утром, будильник ещё не прозвенел, но спать уже не хотелось. Открыв глаза, она погладила себя внизу живота, почувствовав нежное томление, она с грустью выдохнула.
– Хоть кто-нибудь бы вставил…

Уныло оглядев свою комнату в поисках лифчика и тапок, она стала шарить ногами по полу. Комната представляла собой маленькую коробку с одним окном, диваном, тумбочкой, телевизором и небольшим шкафом. Ники переехала сюда около года назад в надежде, что в этой квартире она не надолго и скоро переберётся в центр Чикаго. На работу, которую хотела получить Ники, взяли пышногрудую сексапильную блондинку, и всё пошло под откос. Поскольку денег на существование не было, пришлось ухватиться за первое же попавшееся место. Это было транспортное депо, расположенное недалеко от центра. Работа была ночная и заключалась в уборке автобусов. Ничего сложного в работе не было: масса свободного времени и полное отсутствие людей. Что-что, а людей Ники надух не переносила. Всё, что ей нужно было от жизни, это красивые шмотки, тачка без крыши (желательно «порш» или «мустанг») и хорошая поёбка несколько раз в неделю.

До начала смены оставалось ещё добрых 10 часов, Ники решила приготовить себе перекусить и посмотреть утреннее шоу по ТВ. Телевизор, как и плиту, она включала крайне редко, поскольку готовить было не для кого, а для себя просто лень. Не сказать, чтобы Ники плохо выглядела, стройная фигура, русые волосы, серые глаза, разве что грудь была не как две 2-х литровые банки. «Ох уж эти блядские мужчины!» – думала она, переживая о том, что не вписывается во вкусовой диапазон среднестатистического современного мужчины. На дворе заканчивались 90-е и в моде были высокие блонды, у которых грудь не помещалась ни в один лифчик и глотка была настолько глубокой, что эти умелицы глотали банан, ни разу не откусив.

Роясь в холодильнике, Ники пришла к выводу, что завтрак будет исключительно лёгкий и вегетарианский.
– Вот и классно, как раз пора похудеть к лету. Хотя начнёшь худеть сама, начнут худеть и сиськи. Вот зараза! – сказала она в слух, и расстроенно закурила.

Сигарета для Ники была оплотом свободы. В детстве всем запрещали курить, а ей так и подавно. Когда родители военные, жизнь сама собой превращается в казарму. Всё по расписанию: завтрак, обед, ужин, ванна, сон, секс и даже жизнь.

Наскоро заболтав омлет, она плюхнулась на диван и жмякнула по кнопкам пульта. Телевизор Ники смотрела только от полной безысходности. Она безумно любила читать книги, поэтому в сумке всегда было 1-2 романа. «Читать несколько книг одновременно - это очень интересно! Если немножко устаёшь от одной, то берёшь другую, а когда устаёшь от второй, снова первую. В общем, не соскучишься» – так она всегда объясняла подругам, которых было всего несколько. Причём каждая из них пыталась навязать Ники свой собственный образ жизни и мыслей. Мол непременно нужно выйти замуж или непременно сходить в новый ресторан, или ещё что-то «непременно необходимое» в таком же духе. Поэтому подруг она сторонилась и любила провести вечер в одиночку за книгой, чашкой кофе и сигаретой, когда, конечно, удавалось.

День быстро близился к вечеру, но жара ещё не спала, и жутко хотелось в душ. Спрыгнув с дивана, Ники босиком побежала в ванную и включила воду. Теплые струи прохладной воды могли привести её в порядок в любое время дня и ночи. Только под душем она вспоминала о Джеке и частенько мастурбировала. Нет, в её жизни было достаточно мужчин, разве что они не оставляли никакого следа в её памяти. Джек же был другой, он был мужчиной, настоящим мужчиной, если вы понимаете, о чём я. Щетина, крепкие руки и твёрдый взгляд, в который Ники была влюблена до дрожи. После того как он ушёл, в жизни ничего не осталось настоящего, но умирать всегда страшно, и Ники смирилась. Иногда вызывающе одеваясь, она прогуливалась в одиночестве по близлежащим барам, но ничего достойного не находила и, возвращаясь домой, снова становилась под душ, где в мыслях её ждал Джек и его крепкие руки.

Постояв под душем около часа, так и не достигнув оргазма, Ники вышла, закутанная в полотенце, и выцепила из пачки сигарету красного Мальборо.
– Боже, как хочется настоящего члена… – страдала она вслух.

Никогда отсутствие секса так не убивало Ники. Возможно, раньше она меньше об этом думала, возможно, раньше секс был чаще, возможно просто рядом был Джек.
– Сегодня я трахнусь, во что бы то ни стало!

Сделав лёгкий макияж, она надела синий рабочий костюм, собрала волосы в хвостик и, положив в сумочку сэндвич с сыром, выскочила в вечерний Чикаго. Как же прекрасен этот город вечерами! Сотни молодых пар, гуляющих за ручку от бара к бару, от кино к парку, от парка к постели. Теперь Чикаго не такой, как был прежде, много чего изменилось, включая людей. Огромное количество промышленных компаний расположились в комфортабельных зданиях, черт зная, в какое количество этажей. Огромные капиталы заставили город построить много клеток для «белок», которые своими силами будут крутить колесо прибыли.

До депо было совсем недалеко: пару остановок на автобусе и пешком минут 7. По дороге, купив себе кофе, она смотрела, как молодой папаша, ругает своего малыша за то, что он изляпал мороженным юбку одной молодой дамы на остановке. Хотя, наверняка, он сам об этом попросил сына, поскольку нет лучше способа знакомиться с молодой девушкой, чем через своего смазливого ребёнка. Секса в этом городе хотелось всем.

Смена начиналась в 6 вечера. До начала работы необходимо было приготовить все моющие средства и ждать заезжающие в депо автобусы. Скучно, однообразно, уныло, но что поделаешь, когда нужны деньги. Общаться с водителями смысла не было, они плохо понимали по-английски, и большинство из них были чёрными иммигрантами, которых Ники на дух не переносила, чтобы там про их гигантские нигерские члены не говорили.

Работа шла как обычно, сходив на перерыв и перекусив сэндвичем с кофе, Ники вновь вернулась на рабочее место. Но тут произошло кое-что из ряда вон выходящее.

В депо въехал автобус, которого никогда не было у них в автопарке. Поскольку Ники довольно долго проработала на этом месте, для неё ни составило труда с первого раза понять, что «этот не из нашей песочницы». Медленно двигаясь вперёд, машина заезжала в депо, заполняя всё свободное пространство. Водитель не спешил выходить из кабины, он просто остановился и заглушил мотор. Через мутное стекло Ники заметила, что за рулём сидит здоровенный мужик, глаза которого пытливо изучают окружающее пространство. Наконец открыв дверь кабины, здоровяк проворно выскочил и хриплым голосом громко рявкнул:
– Привет, детка!
– Здравствуйте, – смущённо поздоровалась Ники, то ли от страха, то ли от внезапного внимания, обращенного на неё со стороны такого красавца.

Парень был действительно красив. Мощное тело, которое прям играло мускулатурой под серой майкой в облипку, тёртые синие джинсы с большим ремнём и сияющего цвета голубые глаза, которые светились как фары из-под козырька кепки. «Этому парню даже не нужно включать ближний свет с такими глазами» – подумала Ники про себя.
– Слушай, детка, ты не знаешь, где я тут могу заправить автобус? Мне нужен бензин, – сказал незнакомец, широко улыбаясь.
– Автобус можно помыть и заправить тут.
– Ок, детка, тогда мне, пожалуйста, полный бак, а мыть не нужно.
– Можно узнать, кто вы? – ещё более смущённо пролепетала Ники. – Понимаете, у нас тут порядки такие, чтобы чужих не было, а то водители своё топливо продают, а потом ездят по другим депо и заправляются «нахаляву».
– Понимаешь в чём дело, детка, топливо я не продаю, но и имя сказать тебе своё не могу.
– Почему же? – расстроилась Ники.
– Если ты узнаешь моё имя, то попадёшь в скверную историю, из которой тебе уже не выбраться.
– Очень интересно. Как же я могу вас заправить и записать в регистрационный журнал, если не знаю вашего имени?
– А никуда ничего записывать не нужно, просто налей мне полный бак и я поеду. Может, ты хочешь что-нибудь взамен?

Ники задумалась: «Да, ещё бы! Я хочу, чтобы ты меня перегнул через регистрационный стол и так трахнул, как меня не трахали со школы». А в ответ всего лишь сказала:
– По правде говоря, я уже закончила смену, сегодня пятница и я хотела бы пропустить пару стаканчиков, но в одиночку этого делать не хочу. Поэтому предлагаю Вам выпить со мной, и после этого я заправлю вам полный бак, идёт?
– Пить на рабочем месте? Это же незаконно. У тебя будут проблемы с полицией, детка!
– Проблемы будут у Вас, если вы не выпьете со мной. Автобус явно не Ваш, скорее всего Вы его угнали и понятия не имеете, к какому депо он относится. Если бы знали, то давно приехали бы по нужному адресу и заправили полный бак. Я работаю тут давно и научилась запоминать номера машин влёт, ваш номер я уже настолько долго вижу перед глазами, что назову его, даже если со мной случится амнезия. Так же я хорошо запоминаю людей, тем более, таких как Вы. Ваша татуировка в виде мотоцикла на правой руке довольно приметная, это вроде Харли Девидсон 82-го года выпуска, я не ошиблась? На случай если в вашей голове возникнет мысль меня пристукнуть и заправиться самостоятельно, то спешу вас огорчить, что код от колонки знаю только я. В ближайших 5-ти кварталах заправки нет, а на обычных бензоколонках автобус не заправить, поэтому единственное место, где вы можете взять бензин здесь. Ну, так как, дружок, мы выпьем сегодня? – Ники сама не ожидала, что у неё хватит духа и мозгов, чтобы сказать всё это. Пока незнакомец размышлял, Ники подумала о том, что её план, как будто был подготовлен заранее. Хотя она не припомнила, чтобы рассуждала об этом когда-либо, может быть только во сне…
– А ты смелая, детка! Мне такие нравятся. Что ж, судя по всему, у меня действительно нет выбора – медленно проговорил незнакомец, улыбаясь Ники.
– Отлично! Тогда начнём с того, что зовут меня не «детка», а Ники.
– Ок, детка, то есть Ники, без проблем. Меня тогда пусть зовут Флинт, например.
– Не очень оригинально, по-моему. Выдумал бы что-нибудь получше, хотя мне плевать, будь ты хоть Джордж Вашингтон – раздражённо ответила Ники.
– У тебя есть, что выпить? А то я с собой обычно бутылки не таскаю.
– Разумеется! Стала бы я предлагать, если бы у меня ничего не имелось!

В регистрационном столе она довольно долго хранила бутылку виски, подаренную одним из ухажеров, которому за это, ничего и не обломилось. Она достала 2 стакана, которые так же хранила «на всякий случай» и выставила всё на стол.
– Располагайся, Флинт, а я пока схожу за льдом – сказала она и вышла в соседнее помещение, где обычно отдыхали сотрудники. Там имелся холодильник, в котором, как ни странно, держали лёд в кубиках, словно специально для такого случая, хотя на работе пить было строго запрещено.

«Ничего себе тёлка! Во даёт!» – думал незнакомец про себя, попутно закуривая сигарету. «Из всех моих сучек, ни у одной бы не хватило духу так меня припереть к стенке. Мол, выпей со мной и всё! Либо она сумасшедшая, либо чертовски неповторимая».

Ники принесла лёд в небольшой тарелке, поставила на стол и молча села напротив. Оба молчали, незнакомец курил, а она наслаждалась созерцанием его мужественной фигуры. Как же ей хотелось насилия. Да! Именно насилия! Неистового, страстного и безумного.
– Ну что, давай выпьем? – предложила Ники.
– Да, давай – ответил незнакомец. Он открыл бутылку и неспешно разлил по стаканам виски. Ники подняла стакан.
– Говори, за что пьём – почти приказным тоном сказала она.
– За тебя, детка! – сказал он и залпом выпил виски.
– Я просила не называть меня так!
– Извини.
– Слушай, а расскажи о себе – заигрывающем тоном попросила Ники.
– Не лезь, куда не нужно!
– Фу, какой грубый!

Они помолчали. Каждый думал о том, чего бы ему сейчас хотелось больше всего. Ники, ясное дело, хотелось секса, а вот незнакомцу хотелось побыстрей наполнить бак и рвануть отсюда по намеченному ранее маршруту. Стаканы вновь наполнились виски, но в этот раз тост решила сказать Ники:
– За тех, кто всё может! – громко сказала она и осушила стакан.
– Как скажешь – сказал незнакомец и медленно выпил следом.
– Слушай, я вот смотрю на тебя и думаю, что ты явно крутой мужик, ты наверно всё можешь, да? – спросила Ники, которой алкоголь уже хорошенько ударил по мозгам.
– Ну не то, чтобы всё…
– Ну, вот например ты можешь ударить девушку или изнасиловать её?
– Зачем тебе это знать? – сощурив глаза, спросил он.
– Просто интересно, не тонка ли у тебя кишка для такого поступка?
– Ты явно решила меня сегодня достать, но отвечу: У меня и кишки и нервы железные – спокойно произнёс незнакомец.
– Круто! Хотя я тебе всё равно не верю.
– А мне плевать, во что ты веришь.

Они выпили ещё и вместе закурили по сигарете. Она испытующе смотрела на него, он курил в сторону и вёл себя совершенно отрешенно.
– Слушай, а я красивая?
– Да, ничего такая.
– Странное дело… – рассуждала она вслух. – Красивая, сопливая соска приструнила крутого мужика, а он ни в одном глазу!
– Что ты имеешь в виду?
– То, что ты сейчас должен испытывать как минимум злость.
– Я её испытываю.
– И должен испытывать желание поквитаться со мной.
– К чему ты клонишь?
– Ну, ты и осёл. Неужели не ясно?
– Нет.
– Будь я мужиком, я бы давно уже сорвала трусы и наказала сучку как положено!
– Ты хочешь, чтобы я тебя оттрахал?
– Да идиот! Я хочу именно этого!

Он медленно повернулся всем телом к ней, затушил сигарету в стакане с остатком виски, и несколько секунд внимательно изучал её взглядом.
– Давай так. Я буду тебя пороть, пока ты не скажешь мне код от бензоколонки. Когда я его услышу, то остановлюсь. Идёт?
– Милый, ты вряд ли сегодня его услышишь. У меня не было секса 4 месяца, и я ещё та оторва! – засмеялась Ники в ответ.
– Посмотрим – сказал незнакомец, подымаясь со стула.

Ники тоже встала. Одной рукой она смахнула со стола. Бумаги, бутылка и стаканы – всё посыпалось на пол. Другой рукой она задрала юбку и наклонилась над столом. Он медленно обошел сзади, одновременно оценивая её привлекательную попку и стринги тёмно-вишнёвого цвета. В мгновение ока он разорвал трусики левой рукой, при этом приятно ощутив их влагу, что доказывало сиюминутное желание их хозяйки. Бесцеремонно, не заботясь об ощущениях девушки, он засунул член настолько глубоко, что Ники издала истошный вопль.

Очень давно, в каком-то женском журнале Ники читала о том, что у всех мужчин размеры половых органов примерно одинаковые. Ещё там говорилось, что встречаются исключения, но крайне редко. Когда она почувствовала, что кровь струйкой течёт по ноге, ей стало ясно, этот парень и есть исключение.
Во всё горло она заорала:
– Остановись! Прекрати, чёрт тебя дери, мне больно!
– Я тебя предупреждал – спокойно ответил он, ещё сильнее нанося удары в её вагину.
– Боже! Не надо! Мамочки, НЕТ!
– Ты хотела узнать моё имя? – спросил он, слегка сбавляя темп, чтобы Ники перестала орать.
– Да мне насрать кто ты такой, только выйди из меня!
–Теперь мы уже очень близко познакомились, а ты не хочешь знать моего имени? – он засмеялся.
– Остановись! Умоляю! Я сделаю все, что ты хочешь! – взмолилась она.

Ники кричала, пыталась отбиваться, хотя это было чертовски непросто, когда у тебя внутри что-то вроде целой бейсбольной биты. Незнакомец не останавливался.
– Меня зовут Большой Боб.

Перед глазами у Ники всё поплыло, и она практически потеряла сознание. Ники знала кто это такой. Несколько дней назад она говорила со своей подругой Синди, у которой был муж, ветеран войны. Он был инвалидом. В бою, попав в зону поражения, ему оторвало обе ноги. Перемещался он только в кресло-каталке и ничего ниже пупка не чувствовал. Так вот Синди, вычитав статью в газете про насильника и убийцу, решила поделиться с подругой этой новостью. «Какое счастье было бы для меня встретить Большого Боба! Уж я бы оторвалась по полной!» – говорила Синди, поскольку секс у неё отсутствовал напрочь. Статья имела красноречивое название: «Затраханные досмерти», в ней говорилось, что насильник трахает своих жертв почти досмерти, а потом убивает их из жалости, чтобы не мучились.
Ники поняла, что в живых ей не остаться. Предприняв последнюю попытку спастись, она выкрикнула:
– Два, Пять, Восемь, Ноль! Это пароль от бензоколонки, сволочь!

Он молчал и продолжал разрывать её внутренности сильными ударами сзади. Когда боль достигла пика, Ники уже ничего не могла сказать в слух. Последняя осознанная мысль, которая мелькнула в её голове, выглядела примерно так: «Размер имеет значение». В следующее мгновение последовал оглушительный удар по голове.
– Думаю теперь ты натрахалась, детка! – сказал Боб с улыбкой.
Отойдя от трупа, он застегнул ширинку, медленно закурил и зашагал в сторону бензоколонки.

Книга "Азбука", 19 сентября 2012
Автор: Jester, Опубликовано: 19-09-2012, 11:12, Просмотров: 2190 ????? ????????
  • ВКонтакте

Поделиться:

Комментарии на сайте (0):

Другие новости по теме:

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.