Литература » Статьи12-11-2011, 12:27
 (голосов: 3)
Обычное раздвоение личности

Свобода, свобода, свобода! Можно написать это слово ещё несколько тысяч раз, и в принципе, этого было бы достаточно для того, чтобы подробно рассказать о скандальном телерадиошоу «Сердцееды», выходящем в эфир каждый четверг на интернет-радио «А-плюс». Хотя с другой стороны это было бы очень просто. А журналисты, как известно, лёгких путей не ищут.

С одной из ведущих «Сердцеедов», Юлией Бунт, мы встретились также в непростом месте – в Александровском сквере напротив резиденции Президента, прямо возле одного из героев нашего города – Писающего Мальчика.

- Ничего, что мы встретились около Писающего Мальчика? Он тебя не смущает? – спросил я в надежде придать разговору неформальный характер.

- Если ты слышал программу, то понимаешь, что он меня нисколько не смущает, - ответила Юля.

- То есть Писающий Мальчик полностью «вписывается» в структуру вашей программы?

- Абсолютно.

Юлия Бунт – милая светловолосая девушка (блондинкой её язык не поворачивается назвать). Она приветливо улыбается – и я понимаю, что интервью получится. Юля ёжится от холода, накидывает на плечи кофточку, и от этого хочется её обнять, пожалеть, обогреть, сняв с себя первую и последнюю рубашку. С трудом представляю, как этот обаятельный человек может в эфире говорить «такое»… Мы разговариваем о программе, правда, без Мэтью Джэстэра – соведущего Юли. Но это, наверное, к лучшему. В разговоре мужчины и женщины – третий лишний.

- Около двух лет мы делали программу под названием «Ничего личного», - начала делать историческую справку моя собеседница. – Вели себе, вели, становились популярными. А потом узнали, что на «РТР-Беларусь» появилась программа с таким же названием. Поэтому дальше раскручивать наш проект не было смысла. Второй момент: мы решили расширяться, а так как я работаю на телевидении, мне захотелось расшириться в сторону телевидения. Мы связались с TUT.BY и начали делать с ними пробные варианты выпусков телерадиошоу об отношениях. Это был удобный момент, чтобы поменять название… По сути же всё осталось прежним. Хотя, конечно, мы кое-что поменяли, чтобы это было «телесообразно».

Телесообразность в творчестве Юлии Бунт и Мэтью Джэстэра появилась в середине лета. Все плюсы и минусы такой перемены диджеи уже оценили. С одной стороны увеличилась аудитория, в работе появилось разнообразие. С другой – стало абсолютно невозможным, например, появиться в студии в чём попало: в жару посидеть за микрофоном в одних трусах, а в начале отопительного сезона замумифицироваться бабушкиным пуховым платком. Хотя это было бы в стиле «Сердцеедов».

- Мы очень заморачиваемся по этому поводу, - признается Бунт. - Точнее заморачиваюсь я… Большинство наших шуток прописано. Практически всё, что мы делаем и говорим, продумано. Например. «Трек 1: Мэтью ползёт по столу, пристает к Бунт, и она психует». Мы понимаем, что есть камеры, знаем, что одним глазом нужно посмотреть в объектив, или раскрутить гостей на то, чтобы они что-то показывали.

- Почему ваша программа не похожа на другие?

Этот вопрос повис в воздухе, потому что группа парней решила прервать «на минуточку» наш разговор. Я уже подумал, что это поклонники Юли идентифицировали свою богиню и решили взять у неё автограф (по татуировкам было видно, что роспись на теле их устроила бы). Но нет. Их интересовало только то, где можно поиграть в бильярд. Вопрос остался риторическим, поэтому мы продолжили.

- Вначале мы пытались создать группу «ничеголичновцев». Мы хотели пропагандировать некую философию. Хотели говорить правду в лицо. Матвей (он же Мэтью) мне как-то в эфире сказал «сука», и это было от души. Потом, правда, были проблемы, но… Сейчас же мы больше настроены на то, чтобы сделать интересный продукт, пропиарить себя как личностей.

- Что ещё Мэтью говорит в микрофон? Вы воюете в эфире?

- Мы с Матвеем противоположности. Но с течением времени оказалось, что наша противоположность стала ядром общего дела. Хотя сначала мы психовали. Иногда во время звучания трека, я вылетала из студии и ревела. Он меня просто бесил, выводил из себя! Он же в такие моменты выходил курить. Часто я в него бросала игрушки, бумажки. Когда же начал идти телевариант, мы поняли, что не можем выходить из своего образа ни на минуту.

Образ Мэтью – мачо, иногда суперсамец. «Холостяк, и это надолго», - говорит он о себе несмотря на то, что многие мужчины поплатились за подобную самоуверенность. Образ Бунт в глазах мачо – это типичная блондинка, о чём он не устаёт ей напоминать в каждом эфире по несколько раз.

- Мэтью часто уничижительно называет тебя блондинкой. Не хотела перекраситься, чтобы насолить партнеру?

- Это смешно, но я наоборот постоянно осветляюсь. Это его запрограммированная шутка, которая, быть может, когда-то и была актуальной. Мне кажется, раньше я была ближе к блондинке по своему ведению эфира, видению жизни. А когда Мэтью сейчас подобное говорит, ему самому, наверное, смешно. Во многих моментах я совсем не блондинка. Хотя мне это играет на руку. Всегда можно сыграть в милую дуру и тем самым добиться того, что хочешь.

- А чувствуешь ли себя блондинкой вне эфира?

- Я искренний ребенок. Настоящий ребенок. Меня Мэтью очень часто спрашивает: «Ну, когда ж ты вырастешь?» А я не хочу расти, мне нравится такая глупость… Я, например, искренняя блондинка в вопросах техники. Я не знаю ничего о технической стороне эфира: как он ставит подложки, на что он там нажимает, чтобы всё работало. Я знаю название программы – всё. Ещё я полная блондинка в кулинарии. Мэтью всегда меня по этому поводу подкалывает.

Блинчиками с творогом и борщом сейчас никого не удивишь, поэтому ребята говорят на более откровенные и смелые темы. Они не стесняются в выражениях, чтобы выразить свою мысль. Шутка ниже пояса – пожалуйста! Разговор о сексе – это всегда к месту. Как и сам секс.

- Чтобы об этом говорить, нужно сказать, что сейчас я – Юлия Копылова, а в эфире я - Юлия Бунт. Юлия Бунт – это очень развратная женщина, она готова на всё. Она, в принципе, занималась с Мэтью в студии жестким сексом… - Юля сделал паузу, словно прокручивая в памяти эту сцену и убеждаясь в искренности своих слов, после чего добавила. – И это правда, кстати. А Юля Копылова – очень скромный человек, и когда мне первый раз надо было сказать в эфире слово «секс», я его сказала ну... так коряво. Казалось бы, четыре буквы!..

Обычное раздвоение личности. Акцент на этом не делаю, зато интересуюсь интимными подробностями взаимоотношений этой сладкой парочки. Во всём вижу подтекст.

- У нас очень хорошие отношения вне эфира. Хотя сначала мы очень сильно друг друга не любили. Потом немного дружили. Потом опять не любили. Потом встречались. Потом мы друг друга очень сильно не любили. Потом вообще практически не общались. А сейчас мы лучшие друзья.

Из сказанного сразу становится понятно, что между этими двумя людьми без шлема лучше не становиться. Гостям в студии я бы порекомендовал брать с собой огнетушитель, нашатырь, а также на всякий случай пистолет. Правда, с одной пулей – для себя.

- До эфира мы все милые, хорошие, стандартные. Но как только мы включаемся в работу, гости немного шокируются. Но это мы делаем специально, чтобы человек раскрепостился.

- Каких гостей вы приглашаете для своих издевательств?

- Тематических. Когда-то на программу о сексе мы хотели пригласить проститутку. Но она никак не могла к нам прийти, потому что программа выходит в эфир вечером. Ну, какая проститутка будет вечером свободна! Матвей предложил её «снять». А я сказала – «дорого!» А так на любую тему мы стараемся приглашать людей известных, потому что всегда интересно, когда известные (или думающие, что они известные) люди чувствуют себя неловко.

Они многое позволяют себе в эфире и это нравится армии поклонников «Сердцеедов». В эфире с ними может приключиться всё что угодно, и даже если бы на них рухнул самолет, создалось бы впечатление, что это нормально, что это естественная часть их жизни, что они это заслужили. Одержимый этой мыслью, я уже не удивляюсь ещё одной подробности жизни «сердцеедов».

- Был один случай, когда Матвей в эфире заснул. Он пришел немного выпивший, кроме этого у него с собой была канистра коньяка. Во время эфира я не обращала внимания на то, что происходит вокруг, думала о своём, да и героев тогда у нас не было (это было перед Новым годом). В один прекрасный момент я посмотрела на микрофон, сразу ничего не поняла, потому что микрофон большой, но потом увидела спящего Матвея.

- А самой в эфире приходилось работать «под мухой»?

- Раза три, наверное. Это даже где-то помогает. Я вообще не курящий человек. Но помню тогда я еще и закурила. После этого ну таким классным голос становится! И при этом говоришь быстрее и чётче... Хотя я очень ответственная. В отличие от Матвея.

Эти двое легко могли бы провести эфир, приземляясь на парашютах или выполняя работу на БелАЗе в каком-нибудь карьере. Вот о таком карьерном росте они мечтают! В планах даже было сделать программу на стадионе во время футбольного матча. Но к несчастью технический прогресс не успевает за скоростью мысли Юлии Бунт и Мэтью Джэстэра…



Андрон Мандроже и Андрей Деркач специально для «Столичного бизнеса»
Автор: Jester, Опубликовано: 12-11-2011, 12:27, Просмотров: 1727 ????? ????????
  • ВКонтакте

Поделиться:

Комментарии на сайте (4):

  1. Bunt
    Я не знаю ничего о технической стороне эфира: как он ставит подложки, на что он там нажимает, чтобы все работало. Я знаю название программы – все.- я,кстати, сказала не так) я сказала, что "Я делаю эту программу с творческой стороны.Мэтью с технической":)

    12 ноября 2011 18:23

    Bunt

  1. Jester
    Если бы так было, как ты говоришь!)))

    12 ноября 2011 18:36

    Jester

  1. Bunt
    ну, да,не говори. я уже знаю техническую сторону лучше тебя,т.к. это тв:))

    12 ноября 2011 23:44

    Bunt

  1. Jester
    значит пора искать нового соведущего

    13 ноября 2011 02:57

    Jester

Другие новости по теме:

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.