Литература » Стихи8-08-2012, 23:50
 (голосов: 0)
Музыкальная пьеса в стихах

Нашим любимым


Действующие лица


Поэт
Ему ещё нет тридцати. Родителей своих не помнит, они погибли в автокатастрофе много лет назад. Его воспитанием занимался родной дядя, Художник. Живёт в маленькой однокомнатной квартирке, оставшейся в наследство от родителей. По образованию – филолог. Очень беден. Изредка зарабатывает на жизнь репетиторством. Всё остальное время пишет стихи и посвящает их своей соседке по лестничной клетке, в которую безумно влюблён. Мучается хроническим бронхитом.

Художник
Дядя Поэта. Уже преклонных лет. За свою жизнь написал немало картин, большую часть из которых подарил близким друзьям. Вдовец. Жена умерла несколько лет назад. С тех пор пишет её портрет. Когда работа закончена, напивается до беспамятства и рвёт холст на мелкие кусочки… чтобы завтра начать всё с чистого листа. Очень любит пофилософствовать о жизни, любви, искусстве. Живёт в доме напротив, поэтому часто навещает своего племянника.

Проститутка
Соседка поэта, объект его любовных воздыханий. Снимает двухкомнатную квартиру, куда постоянно приводит своих клиентов. Ещё совсем молодая, но выбранное «древнее ремесло» уже успело оставить след на побледневшем личике девушки. Каждый раз, подходя к притормозившей на обочине машине, мечтает о судьбе героини фильма «Красотка», но кучеряшка Гир особо не торопится в её маленькую жизнь... Пренебрегает вниманием Поэта, считая его никчёмным рифмоплётом, неудачником.

Мажор

Сын крупного бизнесмена, ленивый разбалованный повеса, который с самого детства ни в чём не знал отказа. Ему почти тридцать. Получил блестящее образование в Лондоне, где учился на финансиста. Умён. Начитан. Тщеславен. Часто устраивает шумные вечеринки в собственной роскошной квартире, подаренной отцом к окончанию учёбы. Считает, что все окружающие девушки просто без ума от него. Любитель скоростных гонок по кольцевой.


Действие в пьесе происходит в городе М.


Сцена 1
Вечер. Квартира Поэта. Обстановка в единственной комнате очень бедная. Из мебели – продавленный кожаный диван, напротив которого старый массивный шкаф. За письменным столом, освещённым тусклым светом электрической лампы, сидит Поэт и что-то пишет на листе бумаги. Время от времени его работу прерывает сильный кашель. Вокруг Поэта запыленные стопки книг. Между ними – пепельница, набитая окурками.


(Звонок в дверь)


Поэт (раздражённо)
Кого там чёрт принёс!? Я так хотел
закончить посвящение любимой!
С утра ещё за этот столик сел
одной мечтой и музою томимый.

(Поэт проходит в прихожую и открывает дверь.
На пороге Художник. Он сильно пьян.
В руке недопитая бутылка водки)


Художник (медленно, с трудом подбирая слова)
Ну здравствуй, здравствуй, мой родной! Салют!
Работаешь?! Наверное, я лишний…
Не бойся, только несколько минут
украсть хочу, племяш, из твоей жизни.
Сегодня дописал жены портрет!
Ах, как она прекрасна, ты бы видел.
И словно бы разлуки нашей нет,
она со мною, ангел мой хранитель.

Поэт (откашлявшись)
Ты лишним для меня не можешь быть!
Не стой в дверях… ну, заходи быстрее.
Работаю! Стихотворенье-нить
тяну очередное к своей фее.
Ведь я иначе просто не могу,
вливаю боль в написанные строки.
Не пожелать такого и врагу –
я без неё безумно одинокий.

(Художник стягивает ботинки в прихожей,
вешает плащ, уже прилично потрёпанный временем,
на свободный крючок, проходит в комнату и садится на диван)



Художник (озабоченно)
Мой мальчик, ты обратно о своём!?
Ведь мы уже с тобою говорили…
Забудь её навек! Переживём!
Она не для тебя… Напрасно силы
не стоит тратить, и грустить не смей!
Уныние – ведь грех… колдуньи чары…
(с улыбкой)
Меня вот от него спасает змей
зелёный, как буржуйские доляры.

(Не спеша подносит бутылку
ко рту и делает несколько глотков)


Попробуй выпить! Снимет как рукой
тоску-печаль, забудешь через сутки
свою привязанность! Да и резон какой,
прости, конечно, в этой проститутке!?!

(Поэт бросает гневный взгляд на дядю и заходится в сильном кашле)

Поэт
О боже, дядя, лучше помолчи!
Не оскорбляй напрасно мои чувства!
Поверь, что многие из нас, мужчин,
и чаще, и дешевле продаются…
Ведь что-то есть от самых грязных шлюх
в тех, кто себя считает тру-ферзями,
«котлеты» отделив свои от «мух»,
которых называл вчера друзьями.
Уверен, мы не вправе обвинять
живых, и мне подсказывает сердце:
упавших женщин на руки поднять
и нашей теплотой помочь согреться –
вот что украсит этот грешный мир,
заросший, дядя, плесенью и тиной!
В нём сделала так много чёрных дыр
жизнь без любви, красивой и взаимной.

Ария Поэта
Без права на взаимную любовь…
Без права на взаимную любовь
мы иногда свой путь земной проходим.
На утро в ванной в зеркале находим
искусанные ночью губы в кровь.
Без права быть любимым… Значит так
нам предначертано, наверно, свыше.
Не оттого ли про любовь мы пишем:
кто в прозе, ну а кто в стихах!?..

Без права с нею быть самим собой –
не клоуном, не чопорным делягой.
Плетёмся часто брошенной собакой
с работы в одиночество… домой.

Без права просто чувствовать тепло
её ладоней в тёмном кинозале.
И длинные гудки мне всё сказали:
«без права ты…» Вот так, без лишних слов.

(Художник сидит на диване с закрытыми глазами.
Кажется, что он заснул. Внезапно из его рук выпадает бутылка.
Звук от её соприкосновения с полом заставляет Художника вздрогнуть. Он поднимается и с задумчивым видом проходится по комнате)


Художник
Мой мальчик, право, – истинный поэт!
Клянусь, слова не юноши, но мужа!
Когда любимых рядом с нами нет,
то даже океан – большая лужа.
Любовь суть мотивация творить
для каждого художника, поэта…
и от заката прямо до зари
летать душой под облаками где-то.
Но ты сейчас как будто самоед,
как самоокольцованная птица!
А ведь тебе совсем немного лет,
чтоб попусту от нелюбви томиться.
Поверь, родной, придёт и твой черёд.
Всему своё, как говорится, время!
После морозов, там, где треснул лёд,
в земле всегда ведь прорастает семя.

Ария Художника
Всему своё время
Всему своё время на этой Земле.
Запомни, любимый племянник:
для пуха есть время лететь с тополей,
есть время разбрасывать камни
и собирать их потом – для людей.
Всему своё время: любить, умирать…
грустить без причин, веселиться.
Когда-нибудь вдруг нашей жизни тетрадь
лишится последней страницы,
а нам ещё будет, о чём написать…

По кругу бегут дружно стрелки часов,
как по стадиону спортсмены,
несут на себе для кого-то любовь,
кому-то печаль от измены…
Ты тоже к подарку от них будь готов.

И время для счастья порой – целый год,
ну а порой – лишь мгновенье…
Оно обязательно, друг мой, придёт,
душе твоей будет спасенье.
Всему своё время, всему свой черёд.

(Художник подходит к Поэту и обнимает его за плечи.
Тот чувствует резкий запах алкоголя, долго кашляет,
смотрит на часы и затем вежливо обращается к дяде)


Поэт
Я думаю, сейчас Вам время – спать!
Уже, поверьте, очень-очень поздно.
Ложитесь, дядя, на мою кровать,
ведь Вы «устали»… кажется, серьёзно.
Домой я Вас, конечно, не пущу!
Случится ещё что-то по дороге,
я этого себе ведь не прощу!
О Боже мой, да вас не держат ноги…

(Поэт усаживает дядю на стул, быстро разбирает диван и застилает его простынёй. Затем терпеливо помогает дяде выбраться из плена собственных штанов. В конце концов – Художник падает в объятия Морфея, заботливо укрытый одеялом. Поэт возвращается за стол, наклоняет лампу чуть ниже, чтобы не мешать дяде спать, и продолжает работать)



Сцена 2

Поздний вечер. Центральный проспект города. Свет от фонарей и неоновой рекламы отважно сражается с темнотой, которая вынуждена отступать в глубь городских дворов и переулков. На остановке общественного транспорта, совсем близко к проезжей части, стоит девушка. Лаковые ботфорты на шпильке, колготки в сеточку, коротенькая юбочка и ярко-красная кожаная куртка как бы намекают…, а вызывающий макияж не оставляет никаких сомнений. В губах у девушки – тонкая сигаретка. Медленно затягиваясь, она выпускает в вечернее небо струйку дыма.


Проститутка (с задумчивой грустью)
Почти двенадцать… Что-то не фартит
сегодня мне, и холодно к тому же.
Неужто правда, сексообщепит
в такую ночь всем мужикам не нужен.
Наверное, пора валить домой
и выспаться хоть раз за этот месяц,
чтоб оказаться снова молодой,
а то мешочки под глазами бесят.

(В это время на обочине притормаживает белый «Кайен»,
включается аварийка. Проститутка быстрым движением руки отбрасывает тлеющую сигарету на асфальт и подходит к передней дверце машины. Тонированное «в ноль» стекло внедорожника опускается, демонстрируя «ночной бабочке» хозяина «Кайена» – молодого ухоженного парня с массивным рыжим перстнем на среднем пальце правой руки. Это Мажор)


Мажор (игриво улыбаясь, слегка развязно)
Моё почтение! Бунжур, мадам!
Последние автобусы умчались,
и люди все давно уж – по домам,
а Вы одна здесь в грусти и печали…
Позвольте Вас, красотка, подвезти,
а то мне одному ужасно скучно!
Ох, ветер как на улице свестит,
и в тёмном небе вон какая туча...
Ещё чуть-чуть – и Вы в плену дождя!
Такая перспективка ведь – не очень.
Обидно будет, честно говоря:
дождь крылышки у «бабочки» намочит…

(Проститутка поднимает глаза.
По небу, действительно, плывут серые тучи,
готовые в каждую секунду излить городу свою душу)


Проститутка (переводя взгляд на Мажора, уверенно)
Постой, красавчик… осади коней!
Не понимаешь?! Я здесь на работе.
И если б мозгом был чуть-чуть сильней,
то мимо бы проехал этой тёти…

Мажор (усмехаясь, с нескрываемым сарказмом)
Мы как-то быстро перешли на «ты»!
Хотя не скрою, это даже лучше –
гораздо проще наводить мосты
и связывать словами наши души.
Ты на работе?! Странно… контролёр?!?
А я-то думал, ждёшь автобус тупо.
Иль убираешь с улиц всякий сор?!?
Не делай из меня, малышка, нуба…

Проститутка
Короче, парень… много лишних слов.
В машину я не сяду… покататься…
а вот на деньги поменять любовь…
тебе, малыш, известна наша такса!?

Мажор (нетерпеливо)
Давай, садись! Накрапывает дождь…
С деньгами не обижу, не волнуйся.
Я разве на барыжника похож?!
Получишь много, если будешь бусей!
Но для начала, детка, – в ресторан!
Я голоден… устроим поздний ужин!
Давай, быстрей! Гаишник вон – баран,
мне лишний геморрой сейчас не нужен.

(Первые капли с неба смывают последние сомнения путаны –
и вот она уже в тёплом салоне «Кайена», который мчится по ночному городу, разрезая своими неоновыми фарами серую пелену дождя. Густой звук из колонок обволакивает барабанные перепонки девушки. Приятный аромат мужского парфюма смешивается с запахом кожи салона. Вечер уже не кажется девушке таким безнадёжным как десять минут назад)



Сцена 3
Ночь. Дом Поэта и Проститутки погружён в глубокий сон. Лишь квадрат одного окошка, на третьем этаже, тускло светится в темноте. Это квартира Поэта. Около подъезда, заехав прямо на тротуар, останавливается белый «Кайен» Мажора. Вместе с Проституткой он выходит из машины. Видно, что наши герои слегка выпившие. Мажор обнимает Проститутку за талию, весело напевая «А в ресторане, а в ресторане…»



Мажор (весело)
Малыш, да я почти в тебя влюблён!
Эх, как ты круто в клубном ресторане
барыге зарядила в бубен, он
звенит поди сейчас в минорной гамме.

Проститутка (копаясь в сумочке в поисках ключей от квартиры)
Рамсы попутал этот фраерок,
назвав меня дешёвенькой путаной!
Ответить за слова свои не смог,
так пусть следит впредь за метлой поганой.
Себя в обиду никому не дам!
(ключи… ключи… куда они пропали!?)
Есть мудаки, которые, как спам,
они реально тупостью достали.

(В конце концов в бездонной женской сумочке
она находит связку ключей, открывает дверь подъезда
и пропускает вперёд Мажора)


Бывает и другой тип мужиков –
один такой живёт здесь через стенку –
мир видят сквозь стекло своих очков,
а стёкла эти розовых оттенков…
Я не люблю ни первых, ни вторых!
С такими в жизни ничего не светит.
Но вот беда, мне так везёт на них.
Что ж, сэляви… и кстати, нам на третий.

(В подъезде темно. Кто-то из хозяйственных жильцов,
проникнувшись идеями энергосбережения, в очередной раз
выкрутил все лампочки. Наши герои медленно поднимаются
по лестнице на третий этаж, с ленцой преодолевая каждую ступеньку.
Два поворота ключа, и они – в квартире)
Автор: Bitter, Опубликовано: 8-08-2012, 23:50, Просмотров: 1379 ????? ????????
  • ВКонтакте

Поделиться:

Комментарии на сайте (0):

Другие новости по теме:

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.